Игровые автоматы онлайн играть гномов

Вокруг было мирно и весело, дышалось привольно, шагалось легко. — меланхолично взывала где-то на опушке леса кукушка. Он прошел мимо зарослей утесника, мимо куп остролиста, поднялся почти к самой вершине и остановился, не зная, очарован он или разочарован: перед ним стоял терновый куст, сплошь усыпанный белым цветом, вблизи похожий уже не на гордого единорога, а на застенчивую деревенскую невесту в свадебном уборе. На обочине он почти сразу же высмотрел остроконечный подорожник: покойная матушка почему-то именно такой подорожник считала наиболее целебным. Обитатели Долины были уверены, что благословения Матушки и смекалки дяди Леши достаточно, чтобы переезд детей состоялся. — А то они не Матушкины будут, если станут жить в семьях! Знаете, сколько теперь обитателей в Бабушки ном Приюте? «Такие морозы даже мой дедушка не мог предвидеть», — подумала она. И Карл на этот раз не рассердился, что Леонардо его так назвал. — сказал он дрожащим голосом, и стало ясно, что какие-то сомнения у него на этот счет все-таки были. Мы неделю из дома не могли выйти, пока стая не убралась отсюда. Они бросались на окна, лезли в печные трубы — в общем вели себя как безумные. Мы опять жгли все подряд, чтобы огонь не дал им пробраться в дом по дымоходам. Тем временем мать Евдокия отвела в сторонку доктора Вергеланна. Я думаю, молоко надо отдать нашей поварихе Марте: она сообразит, как его приберечь до Рождества. — Вот пусть все это вместе с молоком и полежит еще неделю: пост перед праздником делает праздник только радостнее, а нашим детям полезно радоваться. — Монахиням Свято-Богородицкого монастыря, который скрывается в горах от Антихриста. Останавливались на ночлег трижды, и Сандра вдруг задумалась: — Как это получается, Леонардо? Рыцарь протянул руку и осторожно коснулся нежно-пушистой ветки. Он обмотал палец длинным зеленым листом и вновь зашагал к Камелоту. Мужчины-общинники принялись мастерить кровати для детей-инвалидов и косить сено для набивки матрацев, а женщины начали собирать по домам белье, одеяла и подушки. Я и в миру на таких жутких подушках спать не могла. Мы тут все Матушкины, — пожала полными плечами Лара. Зато в бывшей Бабушкиной гостиной было тепло, почти жарко, как показалось вошедшим путешественникам. — Дохлые вороны вокруг дома — это не твоя работа, Робин Гуд ты наш дорогой? — А некоторые все-таки врывались в дом через дымоходы. Вы, на верное, слышали, сколько им, беднягам, досталось! Даже когда я ехала в Бергамо в первый раз, я ночевала в дороге только две ночи. Недостаточно осторожно коснулся — на его указательном пальце выступила капелька алой крови. Замок короля Артура издали казался маленьким городком, так много башенок и шпилей с флюгерами и штандартами теснилось над его высокими зубчатыми стенами. Подъемный мост через замковый ров был опущен, а железная решетка в воротах поднята, но не гостеприимно, до самого верха, а лишь наполовину. Однако когда сэр Ланселот уже шагал по мосту, мальчики-герольды все же вышли из надвратной башни, подняли трубы и протрубили приветственную мелодию. По поводу применения напалма у меня есть некоторые возражения. Напрасно Сандра уверяла их, что если детей удастся вывезти, то все необходимое для них можно будет взять в хранилище Бабушкиного Приюта, никто и слушать об этом не хотел: — Наше белье и одеяла с подушками здоровее, — отвечали монахини. А в Долине мы перо и пух для наших подушек набрали по гнездовьям, после того как птенцы выросли и разлетелись. — Вот ты и привези мне какого-нибудь мальчика, хоть самого малюсенького! — Обязательно привезу кого-нибудь персонально для тебя! Выехали утром, но, конечно, после литургии, напутственного молебна и плотного завтрака. — Я видел подходящие кусачки в хранилище Бабушкиного Приюта. — наконец рассмеялась Сандра — против этой парочки ей было не устоять. Но Леонардо и сам видел, что за три месяца, прошедшие со времени их прошлой поездки в Бабушкин Приют, в мире произошли разительные перемены. Вокруг топящегося камина в несколько рядов стояли кровати, раскладушки и кресла, на которых сидели и лежали больные дети. Они горели заживо, но все равно бросались на людей! А теперь мы не успеваем устать от дороги, как уже темнеет и нужно остановиться на ночлег. — Соучастнице в преступлении против частной собственности. Ди Корти появился из-за угла, ведя за руль странную приземистую машину на двух толстых колесах, закрытых щитами. Но только один из них доиграл ее до конца, а второй на середине мелодии вдруг опустил трубу, сделал изящный поклон, развернулся и танцующим шагом удалился в башню. Укорять герольда за недостаток вежливости не имело смысла, ведь это был фантомный мальчик. — А до веселого прошлого с Сандрой у нас было скучное прошлое без Сандры. Чего стоила одна русская печь, которой мы отапливали замок. Помнишь, как этот зверюга любил загорать на площадке надвратной башни, свесив свой хвост прямо в проход? Мне нравится, что я могу прямо сейчас выйти за дверь, спуститься по лестнице и отправиться своим ногами гулять куда вздумается. — Идти и на ходу сочинять, что именно ты увидишь за поворотом? У меня не так развито воображение, ведь это тебя, а не меня воспитала фея Моргана. Я мог бы показать тебе терновый куст, который издали похож на единорога, а вблизи — на невесту. Напалм, безусловно, уничтожает саранчу, но он также губит созревающий урожай и новые посевы. — Там, может быть, сплошная синтетика, а она в Долине все равно расползется. Когда подходил к концу Рождественский пост, Сандра, Леонардо, мать Евдокия и дядя Леша стали собираться в дорогу, а монахини довязывали теплые свитера и кофточки из козьего пуха, платки и шапки, чтобы дети не мерзли по дороге в Долину. Но я сама написала Мире письмо и хочу оставить его в Бергамо. Рождество я буду праздновать с детьми в Бабушкином Приюте. В горах мело, и джип с трудом пробирался по занесенной снегом дороге сквозь мертвый рыжий лес. — шептала потрясенная мать Евдокия, глядя в окно джипа на занесенные снегом поля и руины заброшенных городков и деревень. — А как же иначе ты будешь откусывать сама у себя голову? Леса на горных склонах стояли голые, как будто не было в этом году ни весны, ни лета, и даже с елей и сосен осыпались мертвые рыжие иголки. Думаю, мы и в городе никого не встретим, — ответил Леонардо. Они проехали Нью-Мюнхен насквозь, не встретив на его улицах ни души. Некоторые кресла и раскладушки занимали люди с измученными лицами, по виду старики и старушки, но все тепло и чисто одетые. Отец Иаков читал «Жития», а все внимательно его слушали. — Ты тоже поняла, что время внизу бежит быстрее, чем в Долине? В этом, в общем-то, нет ничего удивительного — зимние дни короче, а там у нас зимы не бывает. Я еще в прошлый раз заметил, что мои часы все время отставали от тех, что были у доктора. Вы вторглись в частное владение без разрешения хозяина. — По-моему, ты так изменилась, что узнать тебя просто невозможно. Во дворе замка он никого не встретил, прошел мимо пустой коновязи и старого колодца к донжону и поднялся на второй этаж. — Конечно, у нас в Камелоте в последнее время стало скучновато, но ты вспомни, как весело мы жили раньше, при Сандре! Помнишь, какая тоска была в Камелоте до ее прихода? И куковали мы с тобой вдвоем, как и сейчас, друг король! Лежит этаким котиком и будто никого не замечает, а когда кто захочет пройти в ворота, он только слегка качнет шипастым хвостом — и у любого храбреца вмиг слабеют коленки. — Тогда, может быть, ты выйдешь со мной и проводишь меня хотя бы до леса? — Ты же знаешь, сэр Ланселот, что я король-домосед. — Позволяю тебе удалиться, сэр Ланселот, — быстро и сердито проговорил Артур, и Ланселот, посвистывая, удалился, оставив короля хандрить у потухшего камина. Он сидел в высоком кресле во главе стола заседаний, мрачно склонив прекрасное лицо, и молчал. Обработанные напалмом поля нельзя будет засевать ближайшие два-три года. — Министр продовольствия, у вас есть что послать в эти районы? Во всей Европе продовольствия осталось практически на месяц. — Генерал, применяйте против саранчи вместо напалма водородные бомбы локального воздействия. — И сбрасывайте бомбы в первую очередь на голодающие районы: напалмом эти язвы не выжечь. Напрасно Сандра уверяла их, что в хранилище Бабушкиного Приюта почти все вещи из натуральных материалов, что ее дедушка терпеть не мог синтетики и даже считал, что православному человеку ее стоит избегать, они продолжали собирать «пожертвования». Ее поддержала мать Наталья, бывший библиотекарь обители, а до монашества — биолог. Готовили и грузили праздничные гостинцы: укладывали в ящики банки с вареньем и соленьями, перекладывали соломой яблоки и груши, дыни, хурму, мандарины и апельсины. — Давай отложим этот вопрос и посмотрим, как будут идти дела. — Ты бы видела, Сандра, с каким рвением собирается в дорогу дядя Леша! А на взгляд русского народного умельца дяди Леши это никакая не катастрофа, а всего лишь интересная задачка для смекалистого мужика. — Помню, конечно: в конце этих приключений я нашла Бога, Бабушку и Леонардо. Там много детей, маленьких мальчиков и девочек, а взрослых мало. Когда спустились ниже, ветер поутих, но картина вокруг стала еще безотраднее. Ее лицо побледнело и осунулось уже через несколько часов езды по провисшим и обледенелым аквастрадам. — Кусачками, друг Леня, просто хорошими большими кусачками, — заступился за Сандру дядя Леша. Воздух был сухим и жестким и почти не насыщал легкие. По городу гуляли пыльные смерчи, гоняя с угла на угол жалкий сор. Леонардо вышел из машины, открыл ворота, завел джип во двор усадьбы, снова запер ворота и первым пошел к дому. Леди Патриция с дочерью сидели напротив друг друга, а между ними стояли деревянные пяльцы с натянутой на них голубой шелковой тканью: посередине шел длинный серебряный узор. Мне даже неудобно стало постоянно к нему обращаться. — Извини, ди Корти, но хозяин этой фабрики и сада я. — Вот об этом я и хотел бы с тобой потолковать, дорогой Леонардо.

Данильченко Олег Викторович. Книга первая "Лузер"

На лестничной площадке рядом с рыцарскими доспехами стояло большое серебряное зеркало на каменном постаменте; после долгих споров со строгим декоратором Сандрой его все-таки поставили тут камелотские дамы: им, видите ли, требовалось бросить на себя последний строгий взгляд перед входом в пиршественный зал. Кстати, напомни мне как-нибудь рассказать тебе про кукушку, любительницу японской поэзии… — Да, умел напустить страху наш дракоша, — сказал король, грустно улыбаясь. — опешил король и подобрал протянутые к камину ноги. Не хочется мне сегодня вы ходить из замка да и вообще двигаться. Его правая рука, уже обработанная, лежала на столе, и пальцы ее шевелились, сжимались в горсть и разжимались, будто собирали с зеркальной поверхности стола несуществующие крошки. — Напалмом, естественно, — генерал по жал острыми старческими плечами, вздернутыми как у геральдического орла. Министр продовольствия Моратти сокрушенно вздохнул и покачал лысой головой. А вы, Моратти, кажется, забыли, что я еще на прошлой неделе при казал вам покончить с голодом? Мать Лариса подвела под их действия научную базу: — Деткам с больной спиной полезно спать на матрацах, туго набитых соломой. Мать Ольга собственноручно приготовила два больших круга козьего сыра. Он разобрал мобишку на мелкие части: вдруг, мол, они пригодятся при починке автобуса. Я, конечно, в технике не разбираюсь, но на мой непросвещенный взгляд, в нем теперь можно только кур держать. Утром следующего дня, увидев возле церкви мать Евдокию, стоящую с полотняным мешочком в руках, Сандра бросилась к ней и обняла: — Мать Евдокия! Молитесь только, чтобы на этот раз обошлось без приключений. Неужели вы считаете, мать Евдокия, что мое путешествие с макаронами плохо кончилось? — Ну, положим, к макаронам вас приучил Леонардо, а не ваши приключения. Дядю Лешу провожали жена Лара и дочь, Сандра-маленькая, названная при крещении в честь Сандры Кассандрой. Я помогу им елку поставить, починю автобус, а потом вернусь к тебе. — Мать Евдокия, даже ранней осенью после Долины здесь было тяжело дышать, а что уж теперь говорить, — попытался ее утешить Леонардо, — это нехватка кислорода. — Да, Сандра права: ткань, из которой был соткан наш мир, похоже, полностью износилась, — задумчиво сказала мать Евдокия, ни к кому не обращаясь. Давайте подъедем поближе и поглядим, что с ним стало, — предложила Сандра. Дома с пустыми глазницами окон до самых крыш заросли вьюнком-быстряком, теперь промерзшим и мертвым; ветер раскачивал черно-зеленые плети вьюнка-мутанта. Карл зачищал наждачной бумагой какую-то дощечку, по виду паркетную плашку. Вернулся в Долину, смотрю, мои часы опять перестали отставать, ну я и забыл об этом. Бери свою подругу и поехали на виллу — там поговорим, — не дожидаясь ответа, ди Корти развернулся и вышел за дверь. Где они теперь, эти гордые, капризные и прекрасные дамы… Так вот, вспомни: пришла Сандра, за нею появились рыцари и прекрасные дамы, начались настоящие приключения. — Конечно, с персонами гораздо интереснее, чем с фантомами, — продолжал Ланселот. — Тогда вот что, друг король, — сказал Ланселот, теряя терпение, — сейчас я выйду из Реальности, а завтра приду, и мы снова посидим с тобой у камина и побеседуем. Над другой рукой еще продолжал трудиться маникюрщик. — Да, Мессия, но запасы продовольствия подошли к концу. — Джубран, у вас есть на этот счет какие-нибудь соображения? Леонардо будет помогать дяде Леше исправлять автобус, а я буду помогать матери Евдокии вправлять мозги Ланселоту, он же мой старинный друг, Матушка! Может, такие матрацы в Бабушкином Приюте и найдутся, но можешь ты, Саня, гарантировать, что солома для них росла в таком же благодатном месте, как наше? С особой бережностью были уложены в ящики с опилками несколько десятков гусиных яиц, а дядя Леша, конечно, накоптил сигов и форелей. Мы с вами опять от правляемся в путешествие, как когда-то! Но мать Евдокия покачала головой: — Дело не в моем самочувствии, хотя мне и вправду трудно дышать, а сердце так и барабанит изнутри по ребрам. — Если бы мы с тобой, Леня, вдвоем ехали, я бы высказался, а так — при монахине и при твоей жене — я уж лучше промолчу. — Умопомрачительную — откусывание собственной головы. В середине города они увидели громадную сухую впадину, заваленную пластиковым и железным мусором, — дно бывшего горного озера. — Это Драган, — теперь Сандра узнала его по голосу. А в этот раз я стал следить за часами: представь себе, от заката до заката проходит всего восемь часов. — Так вот почему я не высыпаюсь в Бабушкином Приюте! — В Писании сказано, что ради праведников антихристовы дни сократятся. На ходу сэр Ланселот увидел в зеркале свое отражение: смуглое лицо с глубоко посаженными серыми глазами, черные с проседью кудри, такие же усы и бородка, длинный синеватый шрам на щеке и еще пара небольших шрамов на лбу — в общем, заурядное и мужественное лицо высокородного рыцаря средних лет. — Да, друг король, захирел наш Камелот, опустел твой Круглый стол, — сказал сэр Ланселот, протянув ноги к огню и попивая подогретое вино. Я начну за ней куртуазно волочиться, ты станешь ревновать — вот и драма, вот и развлечение. — Персоны непредсказуемы, у каждой собственный характер и поведение. — Он заявил, что никакой я не король Артур, а «просто взбесившийся кролик». Все равно без Сандры и остальных стало так тоскливо, что хоть беги из Реальности. — и король печально уставился на подернутые пеплом угли. За ночь красивые длиннопалые руки Мессии покрывались густыми рыжими волосами, почти шерстью, а ногти вырастали на полтора сантиметра и загибались внутрь наподобие когтей хищной птицы. Как может одна Скандинавия прокормить всю остальную Европу? Разумеется, помимо тех, что пытался тут излагать ваш бывший шеф. Дядю Лешу Матушка благословила особо: — Голубчик ты наш, на тебя вся надежда! Послушай, а мы не сможем на обратном пути заехать в Бергамо? Пугает то, что за несколько часов езды мы не встретили ни мобиля, ни человека и не увидели ни одного целого дома. Дядя Леша сидел рядом с нею на заднем сиденье и молчал, насупившись. Давно ли мы с тобой ездили в твой Бергамо за жерновами? Людей они так и не встретили: если кто-то и оставался еще в городе, он притаился и не вышел на звук проезжавшей машины. Бородач снова появился на крыльце и крикнул: — Сандра, Леонардо! Значит, имелось в виду вовсе не количество дней скорби, а сами дни? К вечеру третьего дня они одолели ледяной бесснежный перевал и спустились с Альп на побережье Средиземного океана. В пиршественном зале у камина сидел король Артур с золотым кубком в руке. Король наклонился, поставил кубок на каменный пол рядом с креслом, выпрямился и укоризненно взглянул на сэра Ланселота. Ты хочешь поселить здесь, в Камелоте, красивую фантомную дуру в качестве королевы? — А хочешь, я скажу, зачем это тебе надо, сэр Ланселот Озерный? — Ты хочешь, чтобы я занимался ею во время твоих постоянных таинственных отлучек и не скучал. Звучит исторически недостоверно, но вполне оскорбительно, и я оскорблен. — А ты помнишь, Ланс, как обозвал меня Мерлин, когда впервые появился в нашем замке? А я сам тогда не знал, что Артур означает «бешеный медведь», мне Сандра потом объяснила смысл этой оскорбительной шутки. Как сказал бы один мой знакомый король, казарменные у него были шуточки… Ланселоту надоело сидеть в кресле, он поднялся и стал прохаживаться по залу, разглядывая обветшавшие гобелены. Никто из врачей не знал, что это за напасть такая, и никто не умел помочь Мессии от нее избавиться. Генерал клон-армии Джордж Чарльстон вытянул шею, презрительно покосился на министра сельского хозяйства и ответил коротко: — Выжигают. — Кто у нас министр продовольствия, Моратти, я или вы? Но даже не пытайтесь заикаться о природе и прочей подобной чепухе! Верю и уповаю, что ты починишь этот их злосчастный автобус. И тогда уже кругом разруха была несусветная, будто Мамай прошел, но теперь, знаешь, друг, впечатление такое, будто прошла ядерная война. «Жила принцесса в замке, а с ней старик король, ей захотелось замуж — король сказал: «Изволь! Если у нас не получится уговорить Ланселота отпустить детей в Долину, я себе голову откушу! — А климат, похоже, опять изменился, — заметила мать Евдокия. Здесь тоже царила зима, но мороз был гораздо слабее, чем в Баварском Лесу, всего градусов под двадцать. В моей квартире нет отопления, и боюсь, теперь она превратилась в ледяной склеп. Они проехали вдоль ограды, потом свернули в раскрытые ворота, сплошь покрытые высохшими плетями вьюнка-быстряка. Сидел он на троне, еще в середине прошлой суровой зимы перенесенного с парадного возвышения поближе к огню. — А знаешь, король, они не соврали: паладины Господа Бога грабили охотно и умело. Благодарю за заботу, Ланс, но, право же, не стоит труда. Мы больше никогда не услышим его дивных печальных песен… А что мне остается делать, если мой король по крайней мере раз в месяц устраивает в Камелоте пару дней вселенской скорби: хандрит, капризничает, раздражается по всякому поводу и того гляди соорудит фантомного палача и велит отрубить мне голову вместе с обручем? Только знаешь, сэр Ланселот, шутки у тебя в последнее время какие-то… — Ланс, скажи откровенно, тебе по-прежнему нравится наша Реальность? Когти и волосы на руках вождя человечества и целителя страждущих приходилось удалять к утренней программе новостей: утро планетян начиналось с короткого выступления Мессии, и если бы он пренебрег этим каждодневным благословением народов, в мире разразилась бы паника. Немедленно изыщите способ пополнить запасы продовольствия. Сидевший рядом с застывшим министром продовольствия его заместитель, смуглокожий и гибкий брюнет, вскочил с места и отвечал, быстро и глубоко кланяясь: — Да, мой Мессия! Сандру она обняла и шепнула ей: — Ты скажи всем взрослым, Санечка, что мы всех рады принять к себе, но я ваши с Леонардо рассказы очень внимательно слушала, и вот сердце мне подсказывает, что кое-кто из них захочет остаться в Бабушкином Приюте. Когда она выходила от Матушки, ее перехватила мать Наталья. — Не Мамай прошел, а Антихрист, — не громко сказала мать Евдокия. Леонардо уставился на Сандру, выпучив глаза и открыв рот. — Когда мы уходили в горы, в этих местах было сыро и тепло, действовал парниковый эффект, а теперь здесь царит сухой леденящий холод. — Едем сразу в Бергамо или сначала заедем на фабрику за книгами? Ты знаешь, я боюсь, что в моей квартире нельзя будет остановиться на ночлег. Мы посмотрим, нет ли письма от Миры, оставим для нее твое послание и сразу же уйдем. — Когда-то Бабушка говорила, что на виллу Корти ведет дорога, обсаженная деревьями, похожими на ее зонтик: пинии — на раскрытый, а кипарисы — на сложенный. — Даже не верится, что в Долине сейчас вовсю цветут фруктовые деревья. По растрескавшейся дороге проехали мимо мертвых деревьев сада и сквозь руины макаронного гиганта спустились к пересохшему ручью и старой макаронной фабрике.

Игровой автомат Gnome Гном играть онлайн

Рядом стояло простое деревянное кресло — Ланселотово. Такая королева очень скоро надоест мне до оскомины. Король покосился на зеленый палец Ланселота и пожал плечами: — Как можно спутать единорога с терновым кустом, Ланс? — Что до меня, то мне, признаться, больше нравились бодрые песни Фафнира. Король, поначалу слушавший Ланселота с заблестевшими глазами, вдруг понял, что его разыгрывают, швырнул кубок об пол и воскликнул: — Ланселот! Не было у Фафнира никакой драконьей эскадрильи и не пел он никогда такого дурацкого «улетного марша»! Как же мне не попытаться развеселить твое печальное величество? Да, мир всегда с надеждой взирал на Мессию, но сам он сегодня не был доволен порученным ему миром. Министр сельского хозяйства Фритц Пульман откашлялся и начал: — Благодаря своевременно принятым мерам и отчасти северному ветру в бассейне Средиземного океана продвижение саранчи на север удалось существенно замедлить. Не только соображения, но и конкретные предложения, а также практические разработки. Акриды — это новый вид питания, разработанный под моим личным руководством в одной из лабораторий Института питания Мировой академии наук. — Вы же рассказывали, что Ланселот привез их в Бабушкин Приют на автобусе? — Автобус кое-как дополз до Бабушкино го острова и там сломался окончательно. — Ну эту беду дядя Леша разведет своими золотыми ручками. — усмехнулся Леонардо, вспомнив «ручки» дяди Леши — темные, в каменных мозолях, со вздутыми от многолетней работы на холоде суставами и обломанными ногтями с несмываемыми черными каемками. Так ты скажи им, что мы и впредь Бабушкин Приют без помощи не оставим. — Санечка, — сказала она застенчиво, — я вот о чем хотела вас попросить… — Мне грустно, что Рождество Сонечка встретит не с нами, — сказала Сандра. — Как ты думаешь, Леонардо, что в самом деле творится с этим миром? А кто будет Ланселота уговаривать отпустить с нами детей? Но солнца все равно не видать, небо по-прежнему подернуто дымкой. — спросил Леонардо, когда они подъехали к указателю с надписью «Вилла Корти». И знаешь, лучше нам вообще не ночевать в Бергамо, а сразу поворачивать назад: будем вести машину и спать по очереди. — А земля покрыта весенними цветами, и над ними порхают птицы, бабочки и дети. Леонардо нашел припрятанный ключ и отпер висячий замок. Волнистые белые волосы короля падали ему на лоб и плечи, корона-обруч была надвинута на самые брови, а тонкое горбоносое лицо с небольшой бородкой немного портила гримаса скучающего человека. — Они, верно, ожидали встретить в замке разгульный пир с красивыми и доступны ми девицами? Эти невежды даже не знали, почему на плащах у них нашиты кресты и зачем они направляются в Иерусалим. — Да, фантомная королева — это скучно и утомительно, ты прав, друг король. На пример, улетный марш драконов, — и Ланселот запел нарочито хриплым басом: Когда драконы разворачивают крылья, пред ними ветер гонит пыль и прах. К отрядам экологистов по вашему приказу, мой Мессия, присоединилась армия клонов, и она оказывает существенную по мощь в борьбе с саранчой. — Да сядьте вы и перестаньте кланяться, как трясогузка! — Затем я предложил господину министру послать продовольственные отряды клонов в районы нашествия саранчи для сбора и обработки акрид. Это съедобные животные, точнее крупные насекомые вида Gryllus migratarius. — Заканчивайте поскорее мельницу, — продолжала Матушка, — и на Рождество поедете с Богом в Бабушкин Приют. А еще вот что: выбери среди тех, кто останется, самого надежного человека и передай ему вот это мое письмо. — Дорогая моя мать Наталья, догадываюсь, о чем вы хлопочете — о книгах из дедушкиной библиотеки. Накануне отъезда Леонардо явился после разговора с дядей Лешей и застал Сандру задумчиво сидящей у окна. Он ведь расползается прямо на глазах, — сказала Сандра. Интересно, сколько сейчас градусов ниже нуля, если даже в машине так холодно? Вся площадь вокруг дома была усеяна черно-серыми тушками мертвых и замерзших ворон. — Ну что ты, быть того не может, — ответил Леонардо и снова посигналил. — Уже темнеет, а на фабрике нет света, мы не сможем выбрать книги. — Не лучше ли в таком случае заехать на фабрику прямо сейчас? Они свернули на дорогу, по краям которой стояли мертвые рыжие деревья, некогда вечнозеленые пинии и кипарисы. Внутри Сандра сразу же увидела макаронный агрегат и подошла к нему. — Вот здесь я тебя впервые увидела, мио Леонардо, за этим самым пультом. Я сидел, тянул макароны, гулял в Реальности и ждал тебя, кара Сандра. Расставив ноги и скрестив руки на груди, в дверях стоял Ромео ди Корти-младший. У ног короля лежала Диана, последняя собака Камелота. Вот Сандра — та могла вызывать персон, она сумела бы пригласить для тебя настоящую Гвиниверу. Когда летит драконья эскадрилья — внизу царят смятение и страх. Вы представляли ваши соображения министру продовольствия? — Да, — сказал Джубран, усаживаясь на свое место и все-таки не удержавшись при этом от еще одного почти незаметного для глаз поклона. — Господин министр продовольствия изволил заявить, что я болван, и что от моих предложений его тошнит. — Во-первых, я предложил ему новую продовольственную концепцию: если продовольствия не хватает для удовлетворения запросов потребителей, следует в первую очередь заняться сокращением числа потребителей с помощью имеющихся ресурсов продовольствия: это и дешевле, и эффективнее. — В стандартные продукты питания можно добавлять средство для эвтаназии, направляя их затем в те районы, которым грозит голод. «Акриды» — древнее название, но можно предложить и другое, более современное и понятное широкому потребителю, а именно — «сухопутные креветки». Скажи, пусть носит его с собой и не открывает раньше срока. — А почему вы решили, Матушка, что отец Иаков не захочет сразу поехать в Долину со своими детьми? Мы привезем русские книги, но только если будет место! — Не знаю, — сказал Леонардо, — у нас нет градусника. Первое, что они увидели, когда подъехали в сумерках к Бабушкиному Приюту, был дым, столбами поднимавшийся из обеих труб в холодное небо. Через минуту на крыльцо вышел незнакомый супругам Бенси человек, грузный, высокий и до самых глаз заросший черной бородой. Идем сразу на склад, не будем терять время на воспоминания. Макарон на складе не было, но книги они увидели сразу. — в ужасе воскликнул Леонардо — Нет, Бенси, ты ошибся. Сандра подобрала с пола какую-то книгу, отвернулась и стала ее листать. Когда-то в старом замке была добрая дюжина фантомных собак разного возраста и разнообразных пород, и у них даже водились щенки. — Да нет, ничего особенного: видел пару морских драконов, отогнал их от берега в открытое море. — А настоящая Гвинивера оказалась бы стервой, и нам обоим житья бы от нее не стало, — король поднял свой кубок и пригубил. — Знаешь, мне сегодня показалось, что я видел на холме Индрика, — сказал Ланселот. В настоящий момент сама природа, да простит мне мой Мессия это упоминание, милостиво позаботилась о том, чтобы предоставить нам практически неограниченное количество ценного белкового продукта. Министры и заместители с опаской и едва скрываемым отвращением брали копченую саранчу и, расстелив на столе перед собой бумажные салфетки, принялись чистить акриды, как чистят раков. — Смею заметить, мой Мессия, — сказал Джубран, вскакивая с места и почтительно поднося Мессии пакет с копченой саранчой, — эти самые акриды использовались в пищу населением ближневосточных стран еще в глубокой древности. — Мессия улыбнулся, а министры захихикали: напряжение и страх постепенно оставляли их, и они заметно успокаивались. В этом конвертике карта и указания, как добраться до нас. — Как хорошо, что в Бабушкином Приюте теперь действует паровое отопление, — заметила Сандра. Ворота они нашли запертыми, а все ставни на окнах были опущены. Только они уже не были уложены в макаронные коробки и обернуты пластиком, как раньше, когда Леонардо приезжал с дядей Лешей за жерновами, а валялись по всему складу; многие книги были без переплетов, всюду белели варварски выдранные страницы.

Игровой автомат Гном играть бесплатно без регистрации

Но, как известно, со временем фантомы изнашиваются и бледнеют, если их периодически не подпитывать, а на это нужны деньги, и вот их-то как раз и не было. — И конечно, освободил какую-нибудь морскую царевну? — Вполне возможно, друг король, что Гвинивера-персона не пришлась бы по вкусу ни мне, ни тебе, тут заранее не угадаешь. Мой Мессия, разрешите мне представить уважаемому собранию разработанные нами образцы. Мессия и все министры, кроме застывшего Моратти, заинтересованно смотрели на Джубрана. Признаюсь без ложной скромности, это самая большая удача нашей лаборатории. Мессия протянул длинную руку к соседу, министру энергетики, выхватил у него еще не дочищенную акрилу, бросил в рот и с хрустом разжевал. Между прочим, христианские отшельники в пустыне, в том числе и знаменитый Иоанн Креститель, питались исключительно акридами и диким медом. Джубран между тем продолжал: — Предлагаю вашему вниманию — акриды консервированные, акриды маринованные и акриды в масле — отменная закуска, между прочим! А на вашего упрямого друга Ланселота у нас найдется мать Евдокия. Бедная Дианка уже дряхлеет, отуманивается и понемногу превращается в призрак собаки. Жаль, конечно, но ничего не поделаешь — королевство у них бедное, захудалое, можно сказать, королевство. — Чудищ в тамошних водах много, а вот царевны что-то не попадаются. Между прочим, ваше величество, левый герольд не доигрывает до конца приветственную мелодию. И страшно даже представить, какие из того могли бы проистечь неприятности! Тот поднялся, поставил перед собой кейс, раскрыл его и начал выставлять на стол пакеты, коробки, коробочки и банки. Вкус отвратительный, но количество протеинов отменное. — вяленые акриды — эти вполне могут стать лакомством бедноты. Сандра достала из-под подушки и показала ему небольшую коробку в яркой упаковке. — Жить с тобой становится все труднее и труднее, Сандра. — Ты делаешь то же, что я, но всегда по чему-то чуточку лучше, а это, знаешь ли, обидно. — Как это можно православных детей подвергать исцелению Антихриста?

Бесплатно играть в автоматы гномы